Новая версия сайта работает в техническом режиме. Все фоторепортажи доступны тут.
image

Квентин Тарантино: «Мой десятый фильм-последний»

Квентин Тарантино прилетел в Москву, чтобы представить свой новый фильм «Однажды… в Голливуде» - картину, которая еще на этапе сценария стала одной из самых обсуждаемых не только среди поклонников режиссера, но и для фанатов Леонардо Ди Каприо и Бреда Питта. О том, как сложился их тандем, а также о других тонкостях работы над девятым шедевром, мы решили расспросить Квентина Тарантино лично и ранним утром встретились с ним в лобби фешенебельного отеля «The Ritz-Carlton» за кофе.

 

— Недавно в Каннах отмечалось двадцать пять лет с момента премьеры «Криминального чтива». Когда Вы ворвались в мировое кино, то долгое время оставались полным аутсайдером. Ваш новый фильм называется «Однажды в… Голливуде» - чувствуете ли Вы себя частью Голливуда сейчас, или Вы по-прежнему аутсайдер?

— Знаете, это очень интересный вопрос, потому что с одной стороны, я часть сообщества Голливуда: я живу в Голливуде, я работаю в отрасли и я занимаюсь этим уже двадцать семь лет. Поэтому да, конечно же, я член профессионального сообщества. Но в то же время, если размышлять о том, как снимают фильмы в Голливуде - там не очень то и хотели со мной работать лет десять назад. Тогда я вновь мог оказаться «на обочине». Мой новый фильм - это все-таки не «Аквамен», это нечто другое.

— Ваша картина рассказывает о золотой эпохе Голливуда. Как вы думаете, чему эта эпоха может научить нас, современников и будущее поколение?

— Мне безумно нравится это время: оно было очень веселым и энергичным. Но я не знаю, может ли эта эпоха сама по себе чему-то нас всех научить. Действие фильма разворачивается за год до того, как начинаются 70-ые. Вот 70-ые годы, да, могут научить Голливуд образца 2019-го года серьезным вещам.

— Почему Вы выбрали именно Джона Декстера, как главного человека по визуальным эффектам?

— Джон великолепный художник. По моему мнению, один из лучших в Голливуде. Однажды мы уже работали с ним на «Бесславных ублюдках». Знаете, когда он ходит по съемочной площадке, Ди Каприо и Питт его немного боятся: понимают, что он - настоящая звезда.

— Кстати, как появилась идея задействовать на одной площадке Леонардо и Питта?

— Вообще я ранее работал с обоими. И в этот раз все вновь сложилось: я сделал предложение, им обоим очень понравился сценарий, они согласились.

— Расскажите о спецэффектах? Какая работа в этом плане была проделана?

— Эффекты касались всего, что происходило у нас на съемочной площадке. Мы построили огромное количество декораций. Получается, мы практически ничего не закрашивали на компьютере. Да, какие-то вещи доделывали сами, конечно. Например, съемки на автомобиле - там было много спецэффектов. Но это не совсем о графике: мы снимали ее на миниатюрах с маленькими машинками и маленькими водителями. Мне очень нравятся миниатюрные съемки, и мы часто снимаем трюки и эффекты именно таким образом.

— Действие фильма разворачивается в 1969 году. На тот момент Вам было шесть-семь лет, и Ваш отчим водил Volkswagen Karmann Ghia, который появляется и в «Однажды в… Голливуде», и в картине «Убить Билла».

— Да, все верно.

— Что еще из своих детских воспоминаний вы привнесли в новый фильм?

— Знаете, довольно много. Я никогда не жил в Голливуде, но часто там бывал. В моем детстве мы жили в восточном Лос-Анджелесе, но несколько раз приезжали в город. Например, когда мы с семьей там однажды оказались, зашли в китайский театр. Мой отчим подробно рассказывал о том, как великие актеры запечатывают в цемент свои руки. И еще о Голливудском бульваре. Но что я больше всего запомнил: это радио. Я очень много слушал радио. До сих пор помню, насколько важны были радиостанции. Еще помню, как выглядели остановки, рекламы, билборды.

— Вы любите комиксы и часто в своих фильмах делаете отсылки и к ним. Может быть, после съемок последнего, десятого фильма стоит поработать в этом жанре?

— Снимать фильмы по комиксам я бы не хотел, потому что просто не заинтересован. Хоть это сейчас и модно. Но вообще-то, если можно так сказать, я уже немного в этой теме. Например, «Джанго освобожденный» - это чуть-чуть комикс.

— А еще Вы очень любите русскую литературу: Пастернака, Гоголя, Булгакова - и в Ваших фильмах есть очень много отсылок к кино классике. Скажите, есть ли в  предпоследней, девятой, картине какие-либо отсылки или литературные цитаты?

— В этом фильме точно нет, потому что я уверен: Рик Далтон никогда не смотрел русское кино. Он немного ксенофоб. Он даже с субтитрами никогда не станет смотреть фильм. Да, ему не нравятся и итальянские фильмы, но он вынужден работать. Ну а если бы я делал фильм о Квентине Тарантино, там был бы один русский фильм, о котором маленький Квентин слышал, но не знал что он русский.

—Что за фильм?

— «Человек-амфибия». Еще раз повторюсь: я не знал, что он русский. Но смотрел его по телевизору и он мне очень нравился, прям обожал. В начале семидесятых его показывали очень часто.

— В одном из интервью Вы сказали что, возможно, это Ваш последний фильм. Если дословно: «После него мне больше нечего будет показать в мире кинематографа». Получилось ли в Вашем девятом фильме показать все, что Вы хотели? Или еще остались идеи на будущее?

— На самом деле, я хочу сделать десять фильмов. У меня есть еще одна идея. Поэтому то, что вы видите сейчас - это предпоследний фильм. Однако, в «Однажды в Голливуде» я вложил все, что у меня было. Я не хотел, чтобы что-то оставалось недосказанным или недоделанным. И я пока не знаю, что будет в десятом фильме. Но могу вообразить и придумать. Честно, я хочу сделать огромный супер фильм, который закроет логику всего моего творчества. Возможно, это будет кино, которое станет апологетом всех предыдущих.

Поделиться с друзьями: